Скачать презентация для рекламодателей.. Доступ к материалам сайта остаётся бесплатный.
kraftpowercon

Конкурентоспособную отечественную продукцию можно создавать и быстрее, и проще и, самое главное, быстрее выводить на рынок.

Главная » Новости » Новости микроэлектроники » Конкурентоспособную отечественную продукцию можно создавать и быстрее, и проще и, самое главное, быстрее выводить на рынок.

30.05.2022

«Конкурентоспособную отечественную продукцию можно создавать и быстрее, и проще и, самое главное, быстрее выводить на рынок. Но такое чувство, что мы мешаем государству», — говорит директор уникального российского разработчика и производителя оборудования для диагностики in vitro НПЦ «Астра» Владимир Патосин.

Вначале мая на базе индустриального парка «БашИнвест» открылось новое производство одноразовых пластиковых кювет для анализаторов свертываемости крови, ставших крайне востребованными в пандемию COVID-19. Участок литья расходников для своих приборов запустил уфимский научно-производственный центр «Астра» — один из двух отечественных производителей коагулометров. Финансовую поддержку проекту оказал его давний партнер — группа компаний «Ordamed» (Казахстан), объединяющая различные направления и бренды по производству медицинского оборудования в Казахстане, России и Южной Корее. Сумма инвестиций превысила 50 млн рублей. Мощность новой линии — до 4 млн изделий в год. Это удвоит возможности «Астры» по реализации расходников к коагулометру и обеспечит бесперебойную поставку кювет к автоматическому анализатору, который предприятие уже разработало и намерено вывести на рынок в этом году.

Компания «Астра» во многом уникальна. Вся продукция, выпускаемая небольшой командой из 30 человек, — собственные разработки. Причем последние пять лет объемы производства приборов для диагностики in vitro «Астра» увеличивает примерно на 20% в год, расходных материалов к ним — на треть. За 25 лет работы выпущено более 2 тыс. анализаторов, которые успешно работают по всей России. Так, полуавтоматические коагулометры,?сделанные руками инженеров компании, есть сегодня практически в каждой десятой лаборатории страны.

Объем рынка медицинских изделий в России составляет более 250 млрд рублей, однако доля закупаемых российских медизделий — только 21%. О ситуации в отрасли и о том, как небольшое предприятие находит возможности для развития и разработки медоборудования мирового уровня, несмотря на экономические кризисы и несовершенство законодательной базы, мы говорим с директором НПЦ «Астра» Владимиром Патосиным.

«Сделать качественнее, дешевле и проще»

— Ваше предприятие было создано в один из самых глубоких кризисов российской экономики и пережило еще как минимум три. Как вам это удалось?

— Сейчас мы бы не подняли такой бизнес, это точно. Сил бы не хватило — и условия для бизнеса не те, и законодательная база заметно изменилась не в лучшую сторону: она стала неимоверно тяжелой для развития производства. А в конце 90-х мы начинали буквально с нуля и уже 25 лет держимся на голом энтузиазме. Тогда, на фоне общей эйфории в стране, казалось, что мы все можем. Это и позволило нам сгенерировать саму идею производственного предприятия. Как выжили? Наверное, благодаря коллективу и его вере в себя, ведь мы развиваемся исключительно на свои средства, рассчитываем только на себя. Все, что производим, — сами придумали, разработали, произвели, сертифицировали, поставляем и продаем. Да, это очень медленно, долго и дорого. Но мы никогда не просим денег, наверное, поэтому еще и живы.

А теперь представьте, если бы мы решили организовать бизнес сегодня и взяли кредит — даже без кризиса это невозвратные вещи. Ведь только на разработку прибора средней степени сложности уходит года два минимум, а то и пять. Регистрация через Росздравнадзор, если сильно повезет, — это еще год-два, некоторые годами сертифицируют. Запуск производства — тоже примерно год. Ну и выход на рынок может растянуться до бесконечности, потому что рынок медицинского оборудования сильно перегрет.

Получить длинные деньги на такой проект невозможно: система грантов здесь не работает. Для стартапа — да, допускаю.

А для сложившегося предприятия взять у государства или у спонсора какую-то сумму — это риск. Я знаю несколько предприятий, которые выиграли грант, взяли большие суммы — и у них реально не получилось запуститься. Теперь они в заторможенном состоянии: не могут получить следующий грант на уже реальный проект.

— На российском рынке медоборудования у иностранных производителей всегда были очень сильные позиции. Как вы решились выйти на него?

— Когда развалился СССР, мы занялись тем, что умели — разработкой и производством измерительных радиоэлектронных устройств. Просто грамотно применили свои знания, мозги и руки. В советское время развивалось в основном оборонно-хозяйственное направление промышленности, а медтехника действительно поставлялась импортная, отечественное производство развивалось слабо. Специализированные предприятия можно было по пальцам пересчитать — Ижевск, Екатеринбург, Санкт-Петербург. И мы подумали — почему бы и нет. Я заметил, что только в Свердловской области на тот момент было 64 неработающих аппарата по электрофорезу белков сыворотки крови, произведенных во Львове. Причина банальна — очень длинная цепочка от разработчика к производителю. Целое направление оказалось загуб­ленным. Анализ востребован, а аппаратура не работает. Попробовали сделать свой, и лет за пять аккуратно выдавили с рынка польскую Cormay, которая прежде всегда поставляла полуавтоматические анализаторы сыворотки крови на наш рынок. Наше изделие оказалось качественнее, дешевле и проще. Мы поняли, чего не хватало в польском анализаторе для российского пользователя, и произвели действительно очень удачный программный продукт, который успешно продаем уже 20 лет. Только дизайн немного улучшаем, а само ядро программы осталось неизменным.

Анализаторы свертываемости крови на внутреннем рынке тоже были практически только импортные. Мы изготовили надежный и простой в эксплуатации аппарат и поставили по стране более 800 штук. А потом импорт начал обходить нас как по дизайну, так и по комплектации — у них появились термопринтеры и сенсорные экраны, так что на аукционах и тендерах при прочих равных мы оказывались в проигрыше. Тогда мы решили сделать «конфетку». Мы не замахиваемся на «мерседес», но линейка серии «КоаТест» — хороший рабочий анализатор на уровне средних мировых образцов, не отличается ни эргономикой, ни качеством анализов от любого другого импортного среднебюджетного полуавтомата.

— Ваш автоматический анализатор придет ему на замену?

— Не совсем. Полуавтоматический хорош для лаборатории уровня районной поликлиники, где делают 50 тестов в день. Стоит добавить ему в десять раз больше анализов, и он перестанет справляться. Сейчас в частных клиниках проводят огромное количество исследований, идет сумасшедший поток анализов: 500 тестов в день даже для средней лаборатории уже обычная норма. Для таких клиник, а также для больниц на 200 — 500 коек нужен автомат, полуробот, в котором пять шаговых двигателей перемещают иглу дозатора, меняют кюветы, осуществляют промывку, то есть берут на себя часть работы лаборанта. Именно такие аппараты стали сегодня, особенно с началом пандемии COVID-19, наиболее востребованы. Пока здесь на 99% царит импорт. Еще более совершенные анализаторы нужны для лабораторий уровня областных больниц. Там импорт еще долго будет присутствовать.

«Бизнес любит тишину и доверие»

— Как повлиял на бизнес COVID-19?

— Заказы заметно выросли, и не только на анализаторы. Когда пандемия началась, комплексный анализ на определение свертываемости крови, который прежде крайне мало применялся, стали делать всем, кто только попал в больницу. И производство расходных материалов для наших аппаратов возросло примерно в 1,5 раза, в том числе и кювет. Только в прошлом году мы продали их свыше 3 млн штук. А если учесть планы по выводу на рынок автоматического анализатора, можно умножать это число на два.

И тут без новой линии литья кювет мы бы уже не смогли обойтись. В Стерлитамаке для нас их на аутсорсинге уже более десяти лет изготавливает индивидуальный предприниматель Илья Барышев. Но если мы запустим на рынок автоматический анализатор, то либо его команда должна будет работать круглыми сутками, либо они просто захлебнутся.

А если сломается пресс-форма? Мы решили перестраховаться.

— Какова здесь роль ГК «Ordamed»?

— С этой компанией мы в тесном парт­нерстве уже очень давно. Еще лет десять назад стали искать единомышленников, и судьба свела нас с Еркином Длимбетовым. Это очень талантливый казахский предприниматель, создатель Ordamed. И вот уже восемь лет он один из совладельцев «Астры». Почему бы и нет? Это отличный симбиоз. Юридически мы не зависим от ГК, но она является нашим эксклюзивным представителем в России и Казахстане. У них очень разветвленная сеть представительств по стране, и мы этим пользуемся, ведь очень сложно производить и торговать одновременно. Кроме того, все свои финансы мы направляем на разработку новых изделий. Понимая, что нам нужна новая линия для кювет, Ordamed купил для нас новый станок и пресс-форму и запустил его в производство. Деньги мы будем возвращать по договору. То есть это даже не кредит и не лизинг. Просто один из соучредителей решил таким образом распорядиться свободными средствами. Очень смелое решение — дать своим деньгам работать именно таким образом.

— Есть ли варианты развития на внешних рынках?

— Мы активно поставляем наши анализаторы в Казахстан. Они востребованы в Армении, в Молдавии, Приднестровье. Но это страны бывшего СНГ с очень небольшим рынком сбыта с точки зрения численности населения — объемы потребления не те, ежемесячные поставки расходников сюда станут для нас просто «золотыми». К тому же их постоянно лихорадит на политической почве. Бизнес любит тишину и доверие. Доверие к нашей продукции есть, люди чудесные, а вот тишины там не наблюдается. В Сербии, которая открыта и к ЕС, и к России, к нам проявили интерес с точки зрения организации отверточной сборки нашего прибора, локализации. Но нельзя, видимо, объять необъятное. До 2014 года у нас было представительство в Харькове, и мы долго и достаточно успешно поставляли продукцию почти по всей Украине. Рынок был очень хороший и большой. Но потом политика над экономикой возобладала, и мы его потеряли. В азиатских же регионах доминирует Китай. И тут мы проигрываем в цене, хотя все очень интересуются нашими приборами. Итальянцы хотели покупать наши анализаторы для их дальнейшей продажи в Африку, но это выходит дорого, даже если работать в ноль и только из престижа.


Источник: https://expert.ru/ural/2022/22/rezultaty-analiza/